MENU
Главная » Статьи » Белкин А.Р.

Предъявление обвинения: уточнение понятий // Публичное и частное право. 2016. № II. С. 100-105.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации унаследовал от УПК РСФСР довольно странный порядок расположения материала: при- ступая к регламентации конкретных следственных действий, законодатель начинает с привлечения в качестве обвиняемого и предъявления обвинения, что следственными действиями считать никак нельзя. Логичнее было бы перенести эти процессуальные действия в дальнейшие главы УПК, поближе к приостановлению и прекращению уголовного дела; однако это внесло бы в УПК РФ уж слишком большую сумятицу.

Впрочем, в УПК РСФСР это было обусловлено тем, что сразу по сле предъявления обвинения (ст. 148–149) следовал допрос обвиняемого (ст. 150–152) и далее — допрос потерпевшего и свидетеля. Новый же УПК РФ расположил допрос потерпевшего и свидетеля значительно далее, поместив после допроса обвиняемого две обширные главы о совсем иных следственных действиях (осмотр, освидетельствование, обыск и т. д.), что выглядит уж совсем нелогичным. И, в довершение, ст. 173 УПК РФ, говоря о допросе обвиняемого, явно отсылает к гораздо более дальней ст. 189 (общие правила допроса), хотя естественным было бы организовать материал так, чтобы статья с бóльшим номером отсылала к предыдущим статьям.

В свете этого нам представляется разумным изъять статью 173 из текста главы 23 УПК РФ, переместив её в главу 26 с соответствующим изменением номера. Что же до ст. 174 УПК, то её положения могут быть учтены при корректировке ст. 190 («Протокол допроса»). 101

Предъявление обвинения традиционно занимает центральное место в стадии предварительного расследования. В то же время достаточно распространена точка зрения, что этот институт себя изжил и может быть устранён из досудебного производства. Придерживающийся такого мнения профессор Б. Я. Гаврилов указывает, что «статья 49 УПК РФ, значительно расширив перечень оснований участия в уголовном деле защитника, по сути, нивелировала разницу в правовом статусе подозреваемого (ст. 46 УПК РФ) и обвиняемого (ст. 47 УПК РФ)» [5]. С этим до некоторой степени можно согласиться. Но далее Б. Я. Гаврилов, опираясь на известную позицию Конституционного Суда РФ о том, что «пределы судебного разбирательства должны определяться обвинением, сформулированным в обвинительном заключении (обвинительном акте)» [9], делает неожиданный и ниоткуда не вытекающий вывод о возможности тотального исключения из УПК РФ института предъявления обвинения.

Другим аргументом в пользу исключения института предъявления обвинения, по мнению Б. Я. Гаврилова, служит то, что во множестве дел, расследованных органами дознания, удаётся без этого института обойтись [4]. Увы, это просто логическая ошибка незаконного индуктивного обобщения: из того, что при производстве дознания можно без чего-то обойтись, вовсе не вытекает, что и при производстве предварительного следствия подобное тоже справедливо.

Рассматривая вопрос о привлечении лица в качестве обвиняемого, следователь должен иметь в виду, что для принятия об этом решения мало просто наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, чего вполне хватает для принятия решения о возбуждении уголовного дела или для констатации обоснованного подозрения. Основанием для обвинения в части 1 ст. 171 УПК РФ определены не просто достаточные данные, а достаточные доказательства, достоверные и допустимые. Таким образом, институт привлечения в качестве обвиняемого и предъявления обвинения несёт важную процессуальную функцию: привлечение в качестве обвиняемого, «перевод» подозреваемого в статус обвиняемого подчёркивает наличие доказательств его вины. На важность наличия именно доказательств обращают внимание и многие комментаторы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [7, с. 298; 8, с. 425; 10, с. 511].

В то же время ч. 2 ст. 171 УПК РФ, которая регулирует форму и содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого, отнюдь не требует явного указания в нём этих достаточных доказательств или даже ссылок на них. В юридической литературе, однако, можно встретить и такую, на первый взгляд, разумную идею, что постановление должно содержать доказательства, обосновывающие формулируемый обвинительный тезис; противное, по мнению приверженцев такой точки зрения, ведёт к нарушению принципа законности, когда «любое лицо можно обвинить в чём угодно без достаточных на то оснований» [6; 11, с. 161]. Такая позиция выглядит недостаточно убедительной. 102

О. З. Челохсаев полагает, что «субъект доказывания должен быть убеж- дён в том, что добытые по делу доказательства достаточны для обоснования вины лица, привлекаемого в качестве обвиняемого» [11, с. 161]. С этим нельзя не согласиться. Понятно, что эта субъективная убеждённость базируется на имеющихся доказательствах. Но, как верно отмечает профессор О. Я. Баев, «услужливо» снабжать обвиняемого информацией об имеющихся в уголовном деле изобличающих его доказательствах, как минимум, преждевременно и неразумно [1, с. 129].

Вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого ст. 171 УПК РФ относит к компетенции следователя. Однако, как мы уже отмечали в своей работе о проблеме регулирования ст. 100 УПК РФ оснований избрания меры пресечения в отношении подозреваемого [3, § 6.2], необходимость в предъявлении обвинения может возникнуть и в ходе дознания. Первый шаг к этому законодателем уже сделан в части 3 ст. 224 УПК, разрешающей сделать это в случае заключения подозреваемого под стражу, так что было бы целесообразно признать возможность вынесения соответствующего по- становления и дознавателем.

Как уже указывалось мною ранее [2], говоря о предъявлении обвинения, законодатель вовсе не уточняет, что обвинение может быть предъявлено лишь тому лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, то есть подозреваемому. Аналогично, говоря об изменении обвинения, ст. 175 УПК вовсе не требует, чтобы при появлении нового обвинения против того же лица в отношении этого лица возбуждалось бы новое уголовное дело (по новому обвинению) с последующим соединением вновь возбуждённого дела с ранее возбуждённым. Некоторое косвенное подтверждение такой точки зрения можно найти в другом разделе УПК — в ч. 1 ст. 448, которая говорит о возбуждении уголовного дела в отношении лица <…> либо о при- влечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего при- знаки преступления.

Тем не менее на практике встречается громоздкий и неуклюжий путь, когда против нового фигуранта возбуждается новое уголовное дело, потом его соединяют с исходным и лишь после этого привлекают данное лицо в качестве обвиняемого. Чтобы поставить в этом вопросе точку, нам представляется целесообразным дополнить ст. 171 новой частью 1.1.

Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого

1. При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь (дознаватель) выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. 1.1. В качестве обвиняемого по конкретному уголовному делу может быть привлечено как лицо, уже являющееся подозреваемым по данному делу, так и иное лицо. <…> 103 Говоря о самом порядке предъявления обвинения, напомним, что ранее (см.: [3, § 3. 6]) мы предложили уточнить момент, начиная с которого лицо обретает статус обвиняемого. Таким моментом во вновь введённой части

1.1 ст. 47 УПК предлагалось считать: а) момент предъявления обвинения (при производстве предварительного следствия); б) момент вручения копии обвинительного акта или обвинительного постановления (при производстве дознания); в) момент вручения копии постановления мирового судьи о возбуждении уголовного дела частного обвинения (при производстве у мирового судьи).

Часть 1 ст. 172 требует от следователя предъявить обвинение в течение 3 суток после вынесения постановления. При этом совершенно ничего не известно о том, что случится, если следователь по собственной вине пропустит этот срок. Весьма радикально предлагает разрешить имеющуюся проблему К. Б. Калиновский. Если по какой-то причине постановление было предъявлено значительно позже положенного срока (например, одновременно с материалами законченного расследования), прокурор должен возвратить дело для дополнительного расследования, причём результаты следственных действий, произведённых с участием такого «обвиняемого» лица, следует признать недопустимыми доказательствами. Ещё более решительно второе предложение: если в судебном заседании выясняется, что обвинение так и не было предъявлено, подсудимый «подлежит оправданию <…> ввиду недоказанности его виновности в установленном законом по- рядке» [10, с. 515–516].

Беспрецедентная прямолинейность и радикальность этих предложений не позволяет нам их поддержать. Но приходится признать, что налицо некий процессуальный тупик: непонятно, что в таком случае можно предложить. Остаётся лишь обратить на это внимание читателя. Часть 4 ст. 172 УПК содержит отсылку к ст. 188, которая регулирует по- рядок вызова на допрос. Частью 1 ст. 188 УПК РФ установлено, что лицо вызывается на допрос повесткой. Эта правовая норма не вызывает возражений, поскольку допрос обвиняемого сразу после предъявления обвинения прямо предусмотрен Кодексом. Однако часть 2 ст. 172 требует одновременно разъяснить обвиняемому право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника, что вряд ли можно сделать повесткой. Профессор С. П. Ефимичев отмечал, что повестки в данном случае недостаточно, «необходимо специально известить обвиняемого о дне предъявления обвинения и об участии защитника» [8, с. 427].

Однако никаких конкретных предложений, как это сделать, также не последовало. Некоторые возражения может вызвать часть 5 ст. 172, предписывающая, что факт предъявления обвинения удостоверяется подписью обвиняемо- го, его защитника и следователя на самом постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Такой путь представляется нам несколько упрощённым. В данном случае логичнее было бы составлять протокол предъявления 104 обвинения, подписываемый всеми участниками данного процессуального действия. Такая форма даст возможность отметить время и дату совершения данного действия, его участников, их замечания по ходу действия (если таковые имели место). Удостоверение факта (а, возможно, и мотивов) отказа подписать протокол также становится обычной процедурой. С учётом сказанного сформулируем некоторые поправки к УПК:

«Статья 172. Порядок предъявления обвинения <…>

2. Следователь (дознаватель) извещает обвиняемого о дне предъявления обвинения и одновременно сообщает ему, что он вправе самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника следователем в порядке, установленном статьёй 50 настоящего Кодекса. <…>

5. Удостоверившись в личности обвиняемого, следователь (дознаватель) объявляет ему и его защитнику, если он участвует в уголовном деле, постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого и разъясняет обвиняемому существо предъявленного обвинения, а также его права, предусмотренные статьёй 47 настоящего Кодекса. Если обвиняемый является несовершеннолетним, в предъявлении обвинения вправе участвовать его законный представитель.

6. В случае неявки обвиняемого или его защитника в назначенный следователем (дознавателем) срок, а также в случае, когда место нахождения обвиняемого не установлено, обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода при условии обеспечения следователем (дознавателем) участия защитника.

7. О предъявлении обвинения составляется протокол в порядке статьи 166 настоящего Кодекса, удостоверяемый подписями следователя (дознавателя), обвиняемого, его защитника и иных лиц, участвовавших в данном процессуальном действии. Удостоверение факта отказа обвиняемого или иного участника подписать протокол производится в порядке статьи 167 настоящего Кодекса. 8. Следователь (дознаватель) вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. <…>

Статья 173. Допрос обвиняемого — исключена (перенесена в главу 26 и получила номер 189.1) (см.: [2]). Статья 174. Протокол допроса обвиняемого — исключена.

Название ст. 175 УПК упоминает изменение и дополнение обвинения, однако в тексте данной статьи нет правовой нормы о дополнении обвинения. Кроме того, и в этой статье необходимо упомянуть кроме следователя также дознавателя. Далее: часть 2 данной статьи не упоминает о необходимости предъявления постановления о частичном прекращении уголовного преследования. Для полноты картины следует упомянуть здесь же и о полном прекращении уголовного преследования. Соответствующие поправки могут иметь следующую редакцию:

Статья 175. Изменение и дополнение обвинения. Прекращение уголовного преследования1

1. Если в ходе предварительного расследования появятся основания для изменения и (или) дополнения предъявленного обвинения, то следователь (дознаватель) в соответствии со статьей 171 настоящего Кодекса выносит но- вое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

2. Если в ходе предварительного расследования предъявленное обвинение не нашло подтверждения полностью либо в какой-то своей части, то следователь (дознаватель) своим постановлением прекращает уголовное преследование полностью или в соответствующей части.

3. Постановление, вынесенное в порядке частей первой и второй настоя- щей статьи, предъявляется обвиняемому в порядке, установленном статьей 172 настоящего Кодекса. Копия данного постановления вручается обвиняемому, его защитнику и направляется прокурору. The article discusses regulation problems for such proceedings, as the indictment and arraignment, and proposes specific amendments to Articles 171, 172 and 175 of the Code. Keywords: attraction as a defendant, the indictment.

Список литературы

1. Баев О. Я. Правовые и тактические основы усмотрения в уголовном преследовании / О. Я. Баев. — М. : Юрлитинформ, 2012.

2. Белкин А. Р. Основания и поводы для возбуждения уголовного дела / А. Р. Белкин // Воронежские криминалистические чтения. — Вып. 16. — Воронеж : ВГУ, 2014. — С. 14–33.

3. Белкин А. Р. УПК РФ: нужны ли перемены? / А. Р. Белкин. — М. : Норма, 2013.

4. Гаврилов Б. Я. Предъявление обвинения: современное состояние и проблемы право- применения / Б. Я. Гаврилов // Вестник института: преступление, наказание, исправление. — 2010. — № 10. — С. 38–40.

5. Гаврилов Б. Я. Современное уголовно-процессуальное законодательство: реалии и перспективы совершенствования / Б. Я. Гаврилов // Публичное и частное право. — 2012. — Вып. II (XIV). — С. 129–142.

6. Джатиев В. C. Об основаниях и порядке привлечения лица к участию в уголовном процессе в качестве обвиняемого / В. C. Джатиев // Современные тенденции управления рас- следованием преступлений. Ч. 2. — М., 2007.

7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (поста- тейный) / под ред. А. Я. Сухарева. — М. : Норма, 2004.

8. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодеку Российской Федерации / под общ. ред. В. П. Верина, В. В. Мозякова. — М. : Изд-во «Экзамен», 2004.

9. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.05.2007. № 6-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 2007. — № 3.

10. Смирнов А. В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде- рации (Постатейный). 5-е изд., перераб. и доп. / Смирнов А. В., Калиновский К. Б. и др. ; под общ. ред. А. В. Смирнова. — М. : Проспект, 2009. 1

1. Челохсаев О. З. Современная уголовно-процессуальная политика государства / О. З. Челохсаев. — Владикавказ, 2009. 1 Здесь учтены и поправки к части 1 статьи 175 УПК РФ, предложенные нами ранее [2].

Категория: Белкин А.Р. | Добавил: zuevsergej (14.04.2018)
Просмотров: 91 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar