MENU
Главная » Статьи » Поляков М.П.

«Электронные доказательства» – просто новый термин или оригинальное явление в теории и практике доказывания

«Вначале было слово …». Как же точно этот известнейший библеизм передает вхождение феномена электронных доказательств в юридические миры. Вначале возникает термин, возвещающий о появлении неведомой ранее породы доказательств. Правда, термином его назвать можно лишь условно, поскольку за ним не обнаруживается четкого научного понятия. Этого, адекватного феномену понятия, не было изначально, и вряд ли будет ошибочной констатация, что оно отсутствует до сих пор. Пока можно говорить лишь о немногочисленных и в большинстве своем не особо продуктивных попытках подобраться к сущности этого феномена.

Возникает парадоксальная ситуация, когда слова «электронные доказательства» становятся востребованными и в сфере юридической науки, и в сфере практического судопроизводства, а активного постижения процедурно-технологической сущности этого феномена до сих пор нет. Немногочисленные энтузиасты пытаются штурмовать это понятие в лоб, пытаясь переносить акценты его интерпретации преимущественно в техническую сферу. Поэтому техническая (информационно-технологическая) анатомия этого феномена изучена глубоко, а вот мир его «процессуальной души» все еще представляет потемки.

Сегодня мы имеем детально разработанное криминалистическое (читай – техническое) понятие электронных доказательств, а вот сугубо процессуальное (судопроизводственное) понятие электронных доказательств отсутствует. И, вполне вероятно, что отсутствует потому, что процессуальную сущность этого понятия пытаются искать не там, где она действительно спряталась. А может быть эта сущность рассыпается на целый ряд аспектов и прячется в разных местах.

Даже поверхностный взгляд на предложенные наукой дефиниции позволяет заключить, что здесь мы имеем дело с «приспособительным» подходом. Авторы пытаются приспособить свое понимание электронных доказательств к действующей информационной трактовке доказательств, воспринятой всеми процедурными отраслями права. Авторы дают понять, что вся эта сущность, в конечном итоге, упирается в новую – электронную – форму этих доказательств. Естественно, что само понятие электронной формы является почти безразмерным.

Но вся эта техническая спецификация, которая несомненно передает уважение к феномену электронных доказательств, в тоже время напускает туману на понимание особой доказательственной природы доказательств. Поэтому даже в техническом смысле научная общественность сегодня в большей степени опирается на интуитивное и бытовое понимание «электронных доказательств». В юридическом же смысле эта терминология вообще обозначает не образ явления, а лишь его особые приметы.

Таким образом, сегодня можно говорить об успешном развитии технического аспекта понятия «электронных доказательство». А вот что касается осмысления этого феномена с точки зрения идеологии и методологии доказывания, то здесь нужны новые подходы и даже может быть неадекватные современной научной парадигме концептуальные решения и прогнозы.

С одной стороны, формула «электронные доказательства» появляется в юридическом мире спонтанно, но с другой, она возникает на фоне активного проникновения в жизнь и судопроизводство новых технических свершений, позволяющих особенным (почти волшебным) образом работать с информацией. В плане понимания феномена электронных доказательств важно подчеркнуть, что не отдельные технические новинки, не «цифровые» вкрапления, а именно массовое революционное наступление информационных технологий, замещение ими привычных способов работы с информацией, породили запрос на внедрение адекватного этим технологиям инновационного вида доказательств.

Складывается впечатление, что наука интуитивно чувствует, что «электронные доказательства» несут в теорию доказательств не только технические нюансы, но и свидетельствуют о предпосылках методологических перемен. Четвертая информационная революция, по праву именуемая цифровой, неминуемо ведет к переосмыслению информационно-доказательственной идеологии и методологии уголовного процесса. В свое время, уголовный процесс не смог проигнорировать изобретение письменности. Он принял ее и сделал своим важнейшим инструментом. Сегодня уголовный процесс должен сделать такой же дружественный шаг и в отношении письменности иного технологического рода. Условно мы можем назвать эту письменность – «цифрописью».

«Цифропись» порождает потребностью в теоретическом осмыслении и практическом внедрении принципиального нового вида доказательства, основанного не на слове, а на «цифре». В современном уголовном процесс «слово» уже не является монополистом. Письменность в свое время позволила ослабить зависимость слова от человека, позволила «консервировать» это слово в письменных актах. Но описание, как главный инструмент доказательственной технологии, несмотря на расширение технических средств наглядности, было ключевым интеллектуальным принципом судопроизводства. Именно слово во все времена лежало в основе уголовного судопроизводства. И сам принцип устности судебного разбирательства – есть некая дань символического уважения Слову.

Но времена безраздельного царства слова в уголовном процесс уходят. И этот уход вряд ли растянется на века. «Цифропись» это не только детище научно-технического прогресса, которая станет новым удобным приложением к слову. «Цифропись» – это уже не только технологическая, но и идеологическая революция для самого уголовного судопроизводства. Поэтому не следует удивляться, что «электронные доказательства» на сегодняшний день это не столько юридическое понятие, сколько метафора, задающая общее направление поиска новых идеологических основания для методологической революции в теории доказательств и практике доказывания.

Феномен электронных доказательств пока лишь концепт (зародыш), из которого еще только-только начинает развиться новая уголовно-процессуальная информационная технология, способная составить конкуренцию технологии, основанной на формальной логике, усиленной традиционной письменностью. Но этот концепт уже есть реальность современного уголовно-процессуального мира. Он знаменует приближение революционных перемен. Термин «электронное доказательство» становится лозунгом нового времени, своеобразным ответом на пока еще четко не сформированный общественный запрос в цифровом правосудии.

Одновременно этот лозунг порождает противоречия и конфронтацию. Одних термин «электронные доказательства» окрыляет, раскрывая огромные горизонты и перспективы; кто-то, напротив, пытается убедить себя и других в том, что это всего лишь модное слово, за которым невозможно рассмотреть оснований для корректировки теории доказательств.

Сегодня имеется достаточно публикаций, в которых авторы убедительно (как им кажется) показывают, что таинственный феномен электронных доказательств в конкретной жизненной ситуации рассыпается на два хорошо знакомых элемента, которые легко вписываются в устоявшиеся виды доказательств: это либо письменные доказательства (документы), либо доказательства вещественные. Все зависит лишь от того – является в данной ситуации электроника инструментом или же она лишь электронное хранилище следов. К примеру, в рамках данной «ретроградной» традиции электронный документ – это всего лишь документ, изготовленный с помощью компьютера, а электронный носитель информации, хранящий «видеоотчет о преступлении» – не более, чем вещественное доказательство.

Таким образом, все усилия по обоснованию уникального вида электронных доказательств, с точки зрения физики доказательств представляются им столь же бессмысленными, как, к примеру, гендерные рассуждения по поводу «третьего пола» с точки зрения человеческой физиологии.

Но физика и физиология не всегда способны дать все необходимое для понимания нового феномена. Так и «электронные доказательства» не могут быть поняты исключительно на уровне привычной физики и традиционной юриспруденции. Помещая феномен электронных доказательств в контекст привычных понятий и устоявшегося мировоззрения, мы оказываемся неспособными разглядеть ту суть, которая как раз и порождает уникальность этого феномена, определяет его особую доказательственную миссию.

Феномен электронных доказательств требует от исследователей особого мышления. Техника дала нам серьезный повод задуматься над этим феноменом, но обдумать его за нас она пока, к счастью, еще не в состоянии.

Категория: Поляков М.П. | Добавил: zuevsergej (24.02.2019) | Автор: Поляков М.П.
Просмотров: 53 | Теги: электронные доказательства, Поляков, Уголовный процесс | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar