MENU
Главная » Статьи » Зуев С.В.

Система залоговых поручительств в уголовном процессе Соединенных Штатов Америки

Интерес к системе залоговых поручительств, существующей в высокоразвитых странах неслучаен. Это объясняется прежде всего развитием рыночных отношений в нашей стране, нуждающихся в новых формах их законодательного регулирования. Кроме того, Соединенные Штаты Америки имеют колоссальный опыт применения имущественных, в том числе залоговых, гарантий обеспечения деятельности государственных органов в борьбе с преступностью.

Итак, в США процедуры, в связи с которыми выносится решение о залоге, варьируются в зависимости от сферы полномочий, но по всем из них требуются слушания и обвиняемый имеет право пользоваться услугами юриста на этих слушаниях. В федеральной системе слушания должны проводиться в течение 24 часов с момента ареста. В некоторых юрисдикциях специально установлены виды нарушений, по которым может быть принят залог. В других - существуют инструкции относительно того, что должен учесть судья-магистрат, принимая это решение. Однако во многих случаях магистрат имеет достаточно большую свободу действий в принятии решений о залоге[1].

Магистрат имеет широкий диапазон в установлении суммы залога. В федеральной системе факторами, наиболее сильно влияющими на сумму залога в порядке важности, являются: тяжесть предъявленного обвинения, район в котором проводится слушание о залоге, криминальное прошлое преступника.

Арестованные, как правило, содержатся в тюрьмах до решения суда. Они вправе обратиться с петицией к суду о пересмотре суммы залога или о назначении залога, в котором ранее было отказано. Иногда судьи уступают в подобных случаях, особенно когда у защиты имелось достаточно времени для сбора доказательств, которые смогут облегчить досудебное освобождение обвиняемого. Однако большинство обвиняемых, которым предоставляется право на освобождение под залог, не могут внести установленную сумму.

Система залога в США развивалась по очень меркантильным соображениям. До урбанизации и развития современных судов судьи путешествовали из одной юрисдикции в другую для того, чтобы проводить судебные заседания. Они не могли часто посещать одно и то же место, поэтому имелась необходимость рационализировать способ содержания  под стражей обвиняемых до прибытия судей. Система залога развивалась, потому что места содержания под стражей были признаны ужасными, в то время как содержание в них обходилось очень дорого.

Шерифы стали просить других людей, обычно родственников обвиняемого, послужить поручителем, который мог бы обеспечить содержание обвиняемого и гарантировать, что он появится на суде. Если обвиняемый не появлялся на суде, судья мог привлечь доверителя за то преступление, за которое был задержан обвиняемый. Доверитель имел власть тюремщика, обеспечивая тем самым то, что обвиняемый не сбежит до суда. Позднее практика частного поручительства была заменена на залоговое обязательство, которое обеспечивало присутствие обвиняемого на суде.

Возможность делать деньги привела к развитию системы залога. Поручитель подписывал залоговое обязательство и если обвиняемый не появлялся в суде, то залоговые деньги должны были быть конфискованы судом. В действительности конфискация производилась редко, но так как некоторые поручители подписывали залоговое обязательство не имея денег в наличии, то некоторые судьи требовали доказать, что при необходимости поручители смогут оплатить необходимую сумму.

Система залоговых обязательств постоянно критиковалась. Поручители имели власть над обвиняемым, так как определяли не только сумму денег, которую необходимо оплатить за юридические услуги, но также и то, что возьмутся ли они за них, как за надежных обвиняемых. Например, они могли отвергнуть людей, которые кажутся им не стоящими риска только потому, что их не знают. И наоборот, залогодатели могли согласиться принять залоговое обязательство в отношении профессионального  преступника, причем за низкую сумму, считая это стоящим риском.

Бизнес залогодателей был очень конкурентен, а основные приемы, которые применялись ими, для расширения этого бизнеса часто оказывались незаконными. Одним из таких приемов было совершение тайного соглашения залогодателя с уголовными юристами и тюремным персоналом.

Критика системы залоговых обязательств привела в некоторых штатах к ограничениям в практике залогодателей или отмене системы полностью. В 1976 году в Кентукки вышло положение о незаконности занятия бизнесом залогодательства. Система была заменена сетью досудебных агентств, которые предлагали другие формы досудебного освобождения. Штат Орегон оставил систему залога, но принял процедуры, препятствующие прибыльному ведению этого дела. В законе штата Орегон предусмотрено, что судьи должны принимать менее обременительные условия, необходимые для уверенности, что обвиняемый явится в суд.

 Неудовлетворительность существовавшей системы залога привела к развитию различных форм досудебного освобождения. В настоящее время используются как финансовые, так  и нефинансовые методы, начиная от требований внесения полной суммы залога до освобождения обвиняемых под их собственную ответственность в том, что он явится в суд. Этот метод называется освобождение под залог, внесенный самим освобождаемым[2].

 Согласно освобождению под залог, внесенным самим освобожденным, обвиняемый освобождается после подписания клятвы, что он явится в суд. Такой вид освобождения может использоваться с условиями или без таковых. Если обвиняемый не выполняет условия, то ему предъявляется обвинение в нарушении закона о залоге. Условиями могут быть: подписка о невыезде, отсутствие  контактов с определенными лицами, с которыми он может сговориться, установление комендантского часа (домашний арест).

Кроме того, в США существует несколько форм финансовых обязательств.

1. Полное обеспечение залога. 

Обвиняемый вносит полную сумму залога в суд.

2. Освобождение под обязательство частного лица.

Залогодатель подписывает суду простой вексель на сумму залога и взимает с обвиняемого плату за услугу (обычно 10% от суммы залога). Если обвиняемый не появляется, залогодатель выплачивает полную сумму суду.  Часто залогодатель требует от обвиняемого дополнительной оплаты сверх платы за услугу.

 3. Задаток залога.

Суд позволяет обвиняемому внести задаток (обычно 10%) от общей суммы залога. Полная сумма взыскивается, если обвиняемый не явился в суд. Залог возвращается после рассмотрения дела в суде. Однако 1% обычно взимается на административные расходы.

В 60-х годах Нью-Йорский промышленник Луи Швейцер проявил обеспокоенность по поводу бедных молодых людей, которые не могли внести залог и пребывали в заключении до суда. Он вместе со Школой Права Университета Нью-Йорка учредил фонд «Вера» и провел эксперимент по исполнению залогу. Эксперимент основывался на гипотезе, что большее число людей может быть освобождено до суда, если будет предоставлена информация об их характере и корнях по месту жительства при принятии решения о передаче на поруки[3].

Проект начался в 1961 году, когда студенты-юристы Нью-Йорского Университета интервьюировали обвиняемых с целью получения информации, относящейся к досудебному  освобождению по следующим вопросам:

- проживал ли обвиняемый по одному и тому же адресу в течение 6 месяцев или более;

- имел ли работу в течение последних 6 месяцев или более;

- имеет ли родственников, проживающих  в Нью-Йорке, с которыми он контактирует;

- не был ли ранее осужден за совершение преступления;

- проживает ли в Нью-Йорк в течение 10 лет или более.

После интервьюирования в соответствии с материалом принималось решение о рекомендации для освобождения.

Если принимались решения рекомендовать, то рекомендации посылали в соответствующий суд, где обвиняемые произвольно зачислялись в контрольную или экспериментальную группы. Для контрольных групп рекомендации не предоставлялись судье, обвинителю и секретарю. Для экспериментальных групп такие рекомендации представлялись, и судья по своему усмотрению решал вопрос об освобождении.

Из тех, кто имел рекомендации, 60 % были освобождены, по сравнению с 14 % тех, кто их не имел. Итак, в результате проекта число освобождений до суда увеличилось в 4 раза.

Для тех, кто был освобожден и не явился, отмечались такие причины: болезнь, незнание судебных процедур, семейные обстоятельства, непонимание того, когда и куда являться. Было отмечено, что почти во всех случаях неявки обвиняемого инцидент легко исправлялся звонком домой, на работу или родственникам.

Другие города запланировали провести залоговые реформы, которые включали освобождение обвиняемого по обязательству до суда или некоторые другие методы.

В 1966 году Конгресс принял акт федеральной залоговой реформы. Главной ее целью было обеспечение того, что арестованный за преступления в федеральной системе не будет содержаться под стражей, если в этом нет необходимости. Этому примеру последовали многие штаты, но в течение последних 10 лет  общественность оказывала давление на то, чтобы быть более консервативными при предоставлении залога. В 1984 году Конгресс принял существенные изменения в уголовном кодексе. Этот закон содержал положения о залоге, которые заменили существующие, провозглашенные актом 1966 году. Основное применение залога определялось в качестве превентивного ареста.

Согласно реформе 1966 года, от сотрудника судебных органов требовалось в основном налагать минимальные условия освобождения, необходимые для того, чтобы быть уверенным, что обвиняемый явится в суд. В дальнейшем, если некоторые обвиняемые могли бы быть задержаны в случае невнесения суммы залога, то  заключение под стражу без залога разрешалось только в случае совершения самых тяжких преступлений.

Залоговая реформа 1984 года действительно многое изменила. В частности, закон определил, чтобы по достижении принятия решения о залоге и освобождении суд требовал не только обязательной явки в суд, но и обеспечения безопасности личности и общества.

Условия досудебного задержания в соответствии с законом сделали особую ссылку на определенные категории правонарушений и правонарушителей. Закон определил обязательное досудебное задержание для обвиняемых, арестованных за:

- насильственные преступления, за которые предусмотрено пожизненное заключение или смертная казнь;

- правонарушения, связанные с наркотиками;

- тяжкие преступления;

- какие-либо преступления, совершенные лицами, имеющими особо серьезное уголовное прошлое.

В добавление к этому, закон создал опровержимую презумпцию, согласно которой никакие условия освобождения не обеспечат появление обвиняемого в суде или безопасность общества в связи со следующими обстоятельствами:

- обвиняемые совершавшие преступления с наркотиками, за которые назначают наказание не менее 10 лет;

- обвиняемые, использовавшие огнестрельное оружие в обстоятельствах связанных с насильственным преступлением или оборотом наркотиков;

- обвиняемые, которые были осуждены за тяжкие преступления в течение последних 5 лет, находясь на досудебном освобождении.

Кроме того, закон не требовал, чтобы обвинение настаивало на содержании под стражей до суда всех обвиняемых, принадлежащих к этим группам.

Закон определил условия временного задержания (до 10 рабочих дней) для нелегальных эмигрантов, для лиц, освободившихся до или после суда, взятых на поруки, выпущенных под обещания во время совершения правонарушения. Это условие было добавлено в целях предоставления времени другим правоприменительным органам или службе эмиграции для совершения необходимых мер.

Восьмая поправка к Конституции США запрещает требование чрезмерного залога. Условия интерпретируются следующим образом: если используется залог, то его сумма не может быть чрезмерной. Однако неясно, что это действительно означает. В 1951 году в деле  Stack против Boyle суд рассмотрел эту проблему.

Судебный закон 1789 года, действующий до настоящего времени недвусмысленно определил, что лицо, арестованное за нетяжкое преступление, должно быть освобождено под залог.

Однако традиционное право на свободу обвиняемого предполагает беспрепятственную подготовку защиты и служит предотвращением наказания до осуждения. Если это право на залог перед судом не сохраняется, то презумпция невиновности, обеспеченная вековой борьбой, теряет свое значение. Право на освобождение перед судом определяется тем, что обвиняемый точно предстанет перед судом и подчинится приговору, если будет признан виновным. Как в древней практике гарантией клятвы являлась ответственность личности, так современная практика требует денежных обязательств или выплаты части суммы денег в качестве дополнительной гарантии присутствия обвиняемого. В соответствии с восьмой поправкой залог, установленный выше, чем разумно определенная сумма, считается «чрезмерным».

По первым уголовным делам  единственной цель применения залога являлось обеспечение присутствия обвиняемого в суде. Залог не использовали как наказание или как защиту общества. Согласно федеральным правилам и некоторым законам, в залоге может быть отказано, если обвиняемый совершил ряд других преступлений или если он совершил менее тяжкое преступление, но известно, что ранее им предпринимались попытки скрыться от судебного преследования.

В обоих этих случаях цель применения залога заключалась в обеспечении присутствия обвиняемого на суде, что еще до недавнего времени существовало как единственная цель применения залога. Однако после принятия закона стало ясно, что залог используется и для превентивности ареста, особенно по отношению к лицам, представляющим опасность для общества.

В соответствии с принятыми в 1970г.  в округе Колумбия реформами суда и законом об уголовном процессе, превентивный арест был определен, как законная цель залога. Этот закон позволяет судьям отрицать залог для обвиняемых, задержанных по обвинению в тяжких преступлениях, если правительство имеет четкие доказательства, что безопасность других людей может подвергаться угрозе в случае их освобождения. Кроме того, в залоге могло быть отказано для лиц, обвиняемых в насильственных преступлениях, в то время когда они были условно освобождены. Вслед за Вашингтоном другие юрисдикции ввели законы или внесли изменения в конституции, разрешая отказ в залоге в качестве превентивного ареста. Наиболее спорные изменения нашли отражения в принятии нового федерального закона, который позволил судьям отказывать в залоге, если имеются реальные основания полагать, что обвиняемый представляет угрозу обществу.

Обвиняемый имеет право на быстрое заслушивание по вопросу о залоге, но если заслушивание  откладывается, то его освобождение  не требуется, так как в этом случае он  должен быть задержан. Если имеются  достаточные доказательства для предъявления лицу обвинения в совершении преступлений связанных с наркотиками или других тяжких преступлений, существует «презумпция опасности». Это означает, что обвиняемый считается опасным и поэтому в залоге может быть отказано, если обвиняемый не может доказать, что он не опасен. А это очень трудно доказать[4].

Учитывая все сказанное выше, можно сделать вывод о том, что система залоговых обязательств, существующая в Соединенных Штатах Америки, содержит дополнительные возможности регулирования уголовно-процессуальных отношений и в тоже время порождает целый ряд новых проблем на каждой стадии ее развития.

 

Зуев С.В.,  преподаватель кафедры уголовного процесса Челябинского юридического института МВД России, к.ю.н.   

 

 

 

[1] Criminal justice, Administration of United States. 1. Title.  HV 9950. R. 45, 1993, p. 410.

[2] Criminal justice, Administration of United States. 1. Title.  HV 9950. R. 45, 1993, p. 412.

[3] Charles E. Ares et al., «The Manhattan Bail Project», New York University Law Review 38 (January 1963), p. 68.

[4] Criminal justice, Administration of United States. 1. Title.  HV 9950. R. 45, 1993, p. 414.

Категория: Зуев С.В. | Добавил: zuevsergej (11.06.2020) | Автор: Зуев С.В.
Просмотров: 79 | Теги: залог, США, Уголовный процесс | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar