MENU
Главная » Статьи » Зуев С.В.

Уголовно-процессуальные преимущества

Вопрос, который предлагается обсудить, неявно просматривается в нормах действующего уголовно-процессуального законодательства, а также в теории, в науке и практике уголовного судопроизводства. Тем не менее, свое место он занимает и, как представляется, достаточно легко обнаруживается.

Само слово преимущества можно понимать как качество или свойство, которое позволяет выгодно и заметно отличать одно от другого, иметь превосходство, перевес в чем-то важном и существенном.

Предлагаем условно разделить уголовно-процессуальные преимущества на очевидные (как правило, законодательно определенные) и неочевидные (менее заметные по тексту закона). К первой категории, смело можно отнести пару: следователь и дознаватель. Первый имеет преимущественный правовой статус по сравнению с его неким аналогом (дознавателем). Полномочия последнего (согласно ст. 41 УПК) значительно уступают правовым возможностям следователя (ст. 38 УПК). Следователь расследует более тяжкие преступления, а значит, он выглядит более ответственно, с более высокой квалификацией. Как будто в подтверждении тому п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК позволяет прокурору изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи. В данном случае дознавателя можно рассматривать как «элемент» органа дознания.

Следующая пара: следователь СК и следователь МВД. Первый находится в более выгодном положении. Ему поручают расследовать наиболее сложные и общественно опасные преступления (п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК). Следователи СК «унаследовали» от следователей прокуратуры имидж «белая кость». На это указывает и их манеры, мнение о себе, отношение к сотрудникам МВД в целом (не бесспорно).

Заключение эксперта преимущественно выглядит относительно заключения специалиста. Несмотря на то, что в ч. 2 ст. 74 они представлены как равнозначные доказательства, разница очевидна. На практике заключение специалиста может предрешать вопрос о назначении и производстве экспертизы. И в случае противоречий заключения эксперта и заключения специалиста по одному и тому же вопросу, к какому доказательству будет склоняться суд, вряд ли вызывает какие-то сомнения.

Доказательства, полученные следователем, и результаты оперативно-розыскной деятельности – следующая пара. Последнее имеет статус некоего «суррогатного» средства доказывания. Оно привлекает особое внимание, вызывает сомнения со стороны защиты и как результат чаще оказывается в качестве предмета обжалования. Неустановленный законодателем статус доказательства не позволяет пока на практике рассматривать результаты оперативно-розыскной деятельности как полноценные доказательства по уголовным делам.

Еще перечислим пары преимущественного характера, смысл которых можно легко угадать:

- протоколы следственных действий и приложения к ним в виде фото, аудио- или видеозаписей этих действий (исходя из смысла ч. 8 ст. 166 УПК и сложившейся судебной практике);

- УПК и законы (ч. 2 ст. 7 УПК);

- обыск в жилище по решению суда и исключения из этого правила (ч. 5 ст. 165 УПК);

- рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и без них, если один из обвиняемых не согласен (напомним, что согласно ч. 2 ст. 325 УПК при невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей);

- открытое рассмотрение уголовного дела в суде и закрытое (ст. 241 УПК).

Неочевидные преимущества имеет, к примеру, пара: защитник по назначению и по приглашению (исходя из смысла ст. 50 УПК). Как ни странно, но профессиональные качества адвоката за достойное вознаграждение (по приглашению) проявляются гораздо качественней. Отрицать данный факт нет смысла. Хотя хорошие исключения лишь подтверждают правило.

Преимущества могут носить непроцессуальный (возможно отсылочный) характер. Например, назначение уголовного наказания в отношении лица, с которым заключено соглашение о сотрудничестве по сравнением с другим обвиняемым, совершивших одно преступление. На привилегированное положение первого указывают положения п. 7 ч. 2 ст. 317.3 УПК.

Такая же ситуация сохраняется относительно обвиняемого, согласившегося с предъявленным ему обвинением, и другим обвиняемым, проходившим вместе с ним по одному уголовному делу (ч. 7 ст. 317 УПК).

Таким образом, можно утверждать, что уголовно-процессуальных преимущества имеют место быть и требуют к себе определенного внимания, как со стороны ученых, так и практикующих юристов.

Категория: Зуев С.В. | Добавил: zuevsergej (01.11.2019) | Автор: Зуев С.В.
Просмотров: 98 | Теги: уголовно-процессуальные преимуществ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar