MENU
Главная » Статьи » Зуев С.В.

В защиту стадии возбуждения уголовного дела / Сб. материал. межд. научн.-практич. конф., 23-24 апреля 2015 г. М., 2015. Ч. 2. С. 318-323.

В последнее время отмечает бурное обсуждение вопроса о возможном кардинальном реформировании досудебного производства в уголовном процессе. Высказываются предложения о ликвидации стадии возбуждения уголовного дела. Ю.В. Деришев назвал эту стадию реликтом социалистической законности[1]. Однако далеко не все юристы склонны к упразднению ныне существующей проверочной стадии. Так, А.Г. Волеводз считает, что такой реформизм приведет к значительному увеличению затрат на обеспечение предварительного расследования. Следователи и дознаватели, по его мнению, просто не справятся с расследование столь объемного потока уголовных дел, а в условиях повсеместного сокращения госаппарата, в том числе кадров правоохранительных органов, начнутся поиски выхода из этого. Все это приведет к масштабному уклонению от приема заявлений о преступлении, сокрытию их от учета[2]. За сохранение данной стадии выступает С.А. Шейфер, который отметил ее целесообразность[3].

Стадия возбуждения уголовного дела всегда рассматривалась как некий «фильтр», способствующий предупреждению необоснованного и неоправданного производства по уголовному делу, поскольку органы предварительного расследования освобождаются от необходимости проведения комплекса следственных действий по каждому сообщению о предполагаемом преступлении. Необоснованное возбуждение уголовного дела также влечет за собой в ходе предварительного расследования незаконные задержания лиц, применение к ним мер пресечения и т.д. Излишне говорить о том, какую моральную травму получают лица, незаконно привлеченные к уголовной ответственности, а также их родные и близкие.

В то же время, необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела, а также прямое сокрытие от регистрации заявлений и сообщений о преступлениях подрывается авторитет правоохранительных органов, призванных осуществлять борьбу с преступностью и защищать законные права и интересы граждан; исключает возможность реализовать принцип неотвратимости наказания за совершенное преступление; предоставляет лицам, не изобличенным и не наказанным за совершение преступления, совершать новые преступления; культивирует преступную деятельность и безнаказанно вовлекают в нее новых лиц и т.д.

В современно виде рассматриваемая стадия имеет свои особенности. Здесь имеет место применение административно-правовых, оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных средств. К первым можно отнести проведение личного досмотра; изъятие предметов и документов, а также их исследование; объяснение. Несмотря на то, что изъятие и исследование как проверочные действия прямо предусмотрены ч. 1 ст. 144 УПК РФ, однако одно упоминание их в тексте уголовно-процессуального закона не делает их соответствующим процессуальным средством.

При этом не совсем понятна правовая природа изъятия предметов и документов. По всей видимости, законодатель здесь проводит некоторую аналогию с выемкой. Однако при работе по «горячим следам» правоохранительные органы в случаях, не терпящих отлагательства нуждаются в законодательном разрешение проводить обыск в жилище, в помещении, а также личный обыск. По так называемым «контактным преступлениям» (грабежи, разбои, мошенничество и т.п. когда потерпевший наблюдает лицо, совершающее преступление) и в случае задержания фактически подозреваемого может возникнуть потребность в предъявлении лица на опознание. В связи с этим возникает обоснованное практически значимое предложение о том, чтобы приравнивать момент возбуждения уголовного дела к началу производства любого следственного действия. Такая постановка вопроса сняла бы многие проблемы на практике и упорядочила бы всю уголовно-процессуальную деятельность. Такие предложения ранее находили отражение в литературе. Полагаем, что пришло время их реализации в законе.

В практике правоохранительных органов проводятся проверки, основанные на истребовании документов, получении объяснений, назначении и проведении инвентаризации, ревизии, медицинского освидетельствования и др. Целью указанных действий является проверка, уточнение имеющейся информации в заявлении или сообщении о преступлении. Законом допускается при осуществлении проверочных действий в случаях, оговоренных федеральным законом, проводить оперативно-розыскные мероприятия полномочными должностными лицами. Эти мероприятия могут быть проведены в случаях, когда органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, становится известно о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Активные споры идут по признанию доказательственного значения объяснений[4]. Здесь есть как свои плюсы, так и минусы. Однако поддерживаю в целом идею законодателя, следует заметить, что объяснение приобретает доказательственное значение по преступлениям, по которым лицо, совершившее преступление подозреваемый признает свою вину, характер и размер причиненного преступлением вреда, а также не оспаривает правовую оценку деяния, приведенную в постановлении о возбуждении уголовного дела (п. 2 ч. 2 ст.226.1 УПК РФ), предполагает подтверждение этого в показаниях на суде. Кроме того, уголовное дело в суд направляется при наличии совокупности доказательств. Поэтому результат получения объяснения оценивается в совокупности с другими доказательствами, которые вместе отвечают требованию достаточности.

При поступлении информации о совершенном или готовящемся преступлении далеко не всегда очевиден факт его совершения. Это можно объяснить тем, что граждане, должностные и иные лица могут ошибаться
в юридической природе совершаемых или совершенных действий, не верно оценивать чьи-то действия, не правильно трактовать услышанное и т.п. роме того, есть категория латентных, скрытых преступлений, в том числе совершаемых организованными преступными группами и преступными сообществами (преступными организациями). И здесь без тщательной оперативной проверки, без проведения оперативно-розыскных мероприятий никак не обойтись. Учитывая, что проверка информации о преступлении может длиться 3, 10 и даже 30 суток (ч. 1 и 3 указанной статьи), следователь и дознаватель должны иметь возможность давать поручение органам дознания о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Иначе и быть не должно. И абсолютно верным решением было закрепить это право в законе. Руководящая роль следователя или дознавателя по проверке заявлений или сообщений о преступлениях после их регистрации очевидна.

Среди следственных действий закон допускает проведение осмотра места происшествия, осмотра трупа, освидетельствования, назначение судебной экспертизы, получение образцов для сравнительного исследования.

После продолжительных дискуссий, связанных с вопросом о целесообразности разрешения назначения и проведения судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела в отечественной науке уголовного процесса, Федеральным законом от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ[5] были внесены изменения, и данный вопрос был решен положительно.

В соответствии с ч. 4 ст. 195 УПК РФ в новой редакции, судебная экспертиза может быть назначена и произведена до возбуждения уголовного дела. Соответствующие изменения внесены и в ч. 1 ст. 144 УПК РФ. Теперь при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе назначить судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получить заключение эксперта в разумный срок.

Действительно, во многих случаях без проведения экспертизы невозможно решить вопрос о наличии в содеянном признаков преступления. «Принадлежность предмета к категории наркотиков может быть определена только экспертным путем. Без судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений часто невозможно определить, относится деяние к делам частного или публичного обвинения. Нередко насильственный или ненасильственный характер смерти тоже может быть установлен лишь посредством судебно-медицинской экспертизы и т.д.»[6].

До принятия указанного закона заявитель не участвовал в исследовании. Однако на практике многие из них требовали проведение судебной экспертизы с учетом всех предусмотренных законом правил.[7].

Однако и сегодня вопросы назначения судебной экспертизы требуют доработки. Очевидно, что в ходе исследования природы обнаруженного вещества; определения тяжести вреда, причиненного здоровью; при установлении причины смерти могут быть затронуты конституционные права граждан на неприкосновенность личности; на получение информации, затрагивающей их права и законные интересы. Как правило, это относится к лицам, в отношении которых проводится проверка информации о совершенных ими преступлениях. Хотя это может коснуться и жертв преступлений, в частности при совершении против них насильственных преступлений.

Одновременно следует заметить, что согласно ст. 21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством; ничто не может быть основанием для его умаления; никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию; никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Вполне справедливо проведение судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела в тех случаях, когда она не связана с ущемлением прав и законных интересов граждан. Однако если проведение судебной экспертизы предметов, документов и веществ до возбуждения уголовного дела может осуществляться без ущемления интересов личности, то вряд ли ситуация равнозначна относительно исследования живых лиц без их согласия. При этом проверяемое лицо еще не имеет процессуального статуса, и защитить свои права и законные интересы ему крайне затруднительно. В связи с чем, необходимо внести изменения в закон, предусматривающие обязательное получение согласия от лица, в отношении которого проводится исследование его тела, а также информации, охраняемой законом. В противном случае следует определить порядок получения судебного решения.

Таким образом, безусловное назначение судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела не отвечает конституционным требованиям.

Возможно, решение данной проблемы следует рассматривать значительно шире, а именно относительно других следственных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела. В настоящее время уголовно-процессуальный закон разрешает при проверке заявлений и сообщений о преступлениях получать образцы для сравнительного исследования, изымать документы и предметы в порядке, установленном УПК РФ, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать исследований документов, предметов, трупов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Таким образом, стадия возбуждения уголовного дела необходима, современна и нуждается в дальнейшей корректировки. Сомнения по поводу ее целесообразности должны быть развеяны и уступить классической, устоявшейся правовой доктрине, согласно которой предварительное расследование может проводиться только тогда, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. В этом смысле деятельность должностных лиц по проверке заявлений (сообщений) о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела является одной из гарантий соблюдения конституционных прав и интересов граждан. Начинается она с появления одного из предусмотренных законом поводов, а завершается принятием решения о вынесении постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении. И в этом есть определенный здравый смысл и юридическое обоснование.

 


[1] Деришев Ю.В. Концепция уголовного досудебного производства в правовой доктрине современной России. Омск, 2004. С. 179-197.

[2] Волеводз А.Г. Упразднение стадии возбуждения уголовного дела: цена вопроса // Уголовный процесс. 2014. № 1. С. 80-83.

[3] Шейфер С.А. Стадия возбуждения уголовного дела в свете ФЗ № 23 от 4 марта 2013 г. / Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования : сб. науч. тр. / отв. ред. А.Г. Безверхов; зам. отв. ред. А.В, Юдин. Вып. 3. Самара, 2014. С. 582.

[4] Маркелов Г.М. Объяснение как доказательство в уголовном судопроизводстве // Уголовный процесс. 2014. № 1. С. 35-39; Лазарева В.А. Дознание в сокращенной форме: вопросы доказательственного права / Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования: сб. науч. тр. / отв. ред. А.Г. Безверхов; зам. отв. ред. А.В, Юдин. Вып. 3. Самара, 2014. С. 647.

[5] Российская газета. 2013. 6 марта.

[6] Орлов Ю. Возможно ли производство судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела? // Законность. 2003. № 9. С. 20.

[7] Уголовное дело № 22-2798/2010 // Архив Челябинского областного суда.

Категория: Зуев С.В. | Добавил: zuevsergej (08.04.2018) | Автор: Зуев С.В.
Просмотров: 164 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar